$ 67.83 - 68.21
€ 75.47 - 76.65

Победа Трампа на выборах в США это «революция», - Генри Киссинджер, бывший госсекретарь США и лауреат Нобелевской премии мира


Победа Трампа на выборах в США это «революция», - Генри Киссинджер, бывший госсекретарь США и лауреат Нобелевской премии мира

Бывший госсекретарь США, лауреат Нобелевской премии мира, республиканец Генри Киссинджер не ожидал победы своего однопартийца Дональда Трампа на недавних президентских выборах в США и приравнивает ее к "внутренней революции". "Я полагал, что выиграет Хиллари", - признался он в интервью журналу The Atlantic.

Отвечая на вопрос, почему американцы выбрали Трампа, Киссинджер сказал: "Феномен Трампа – это, в большой степени, реакция простых американцев на нападки на их ценности со стороны интеллектуальной и академической среды. Есть и другие причины, но эта – значимая". Киссинджер также отметил, что до сих пор в восприятии внешней политики США народом и элитой существовал "очевидный разрыв", а теперь он может быть преодолен.

Киссинджер, по его словам, не считает избранного президента США "апологетом" Кремля, как не считает и "заранее заданными" будущие подходы Трампа к политике в отношении России. На просьбу прокомментировать, сможет ли Москва извлечь для себя "краткосрочные выгоды" из итогов выборов, 93-летний политик ответил: "Более вероятно, что Путин займет выжидательную позицию и посмотрит, как будет развиваться ситуация".

"Чтобы понимать Путина, нужно читать Достоевского, а не «Майн Кампф». Он знает, что Россия значительно слабее, чем была когда-то, – и в действительности гораздо слабее Соединенных Штатов. Он глава государства, которое веками ассоциировало себя с имперским величием, а затем потеряло 300 лет имперской истории. Россия имеет стратегическую угрозу у каждой из своих границ: демографический кошмар на китайской; идеологический кошмар в виде радикального ислама вдоль южных; а на западе – угрозу со стороны Европы, которую Москва воспринимает как исторического противника", - сказал знаменитый дипломат.

"Ввести Россию в международную систему с помощью диалога – не невозможно. Это потребует заключения соглашений, но также и понимания. Это уникальное и сложное общество. При взаимодействии с Россией нужно ограничить ее военные возможности, но сделать это таким образом, чтобы сохранить ее достоинство, учитывая историю страны. Россия должна усвоить урок, который до сих пор она отвергала: стремление к равенству – это дорога с двухсторонним движением, и ты не добьешься уважения односторонними требованиями и демонстрацией силы", - считает он.

По его словам, существуют две школы мысли. Одна говорит, что Россия, аннексировав Крым, нарушила международные нормы, и ей следует преподать уроки Холодной войны. Ее нужно заставить вернуть нормальные отношения с Украиной с помощью санкций и изоляции, а если страна в процессе придет в упадок, то что ж, это цена, которую надо заплатить, и, возможно, путь для восстановления. "Я сторонник менее многочисленной школы: Россия – большая страна, которая проходит через великую внутреннюю травму определения, что она такое есть. Ее военным поползновениям нужно противостоять, но ей необходимо ощущение собственной значимости. Целью должен стать поиск дипломатического способа интегрировать Россию в глобальный порядок, в котором с ней можно будет сотрудничать. Нельзя войти в Кремль и объявить: «Вот наш план». Как и во всяком взаимодействии с Москвой, потребуется понимание российского духа и уважение к российской истории – наряду с достаточной военной силой, чтобы подавить любые соблазны", - сказал Генри Киссинджер.

"Я бы сделал заявление общего плана, - продолжил аналитик. - Думаю, большая часть внешней политики мира 6-9 месяцев находилась в подвешенном состоянии в ожидании итогов наших выборов. Теперь все только что наблюдали за тем, как у нас произошла внутренняя революция. Какое-то время ее будут изучать, но в какой-то момент события вновь потребуют принятия решений".
Отвечая на вопрос об американской исключительности, Киссинджер сказал: "Концепция американской исключительности все еще жива, но образ «города на холме» становится все слабее. Мы определенно зашли слишком далеко, полагая, что можем принести демократию во Вьетнам или Ирак, упражняясь в рвении и сражаясь с врагами военным путем. Мы зашли так далеко, потому что не задумывались о поддержке со стороны нашего народа и о стратегии самих регионов. Главные наши усилия были проявлением идеи американской исключительности. Но та ее интерпретация, которая существовала в годы Холодной войны, изжила себя.

Принципиальная задача новой администрации – адаптировать эту концепцию приемлемым образом"

Для Америки не существовало угроз внешнего нападения, хотя бы потому, что она окружена двумя океанами. В результате, США стали воспринимать внешнюю политику как серию отдельных вызовов, которые должны решаться по мере их возникновения, а не рассматриваться как часть общей стратегии. Теперь мы должны разработать гибкую линию, которая бы учитывала меняющиеся условия. Для этого нам следует изучить историю и культуру основных глобальных игроков. Мы также должны быть постоянно вовлечены в международную повестку.

Попытку поднять тему "компетентности и серьезности" Трампа он пресек. "Хватит нам обсуждать этот вопрос, - сказал республиканец. - Это избранный президент. Надо дать ему возможность сформировать свою философию".

Когда его спросили, готов ли он сам будет помогать Трампу, патриарх ответил: "Я сам навязываться не стану, но таким же был мой подход и ко всем остальным президентам со времени моего ухода с госслужбы. Если позовет к себе, приду".

Источник ca-news

Комментариев пока нет, добавьте свой!

Ваш аватар
  




-->